Новости

«Андрей сказал, что я тоже приложил руку к его «Везине». Вадим Тарасов — о работе с Василевским

02

        «Андрей сказал, что я тоже приложил руку к его «Везине». Вадим Тарасов — о работе с Василевским

Команда Sport24 запускает большой проект под названием «Хоккейная страна», в котором расскажет о пяти игроках из пяти разных городов, прославляющих российский хоккей на весь мир. Первый герой - Андрей Василевский, двукратный обладатель Кубка Стэнли, лучший вратарь сезона 2018/19 в НХЛ и лучший игрок плей-офф 2020/21.

О голкипере «Тампы» рассказывает тренер вратарей «Сибири» Вадим Тарасов, в прошлом известный вратарь, который играл и работал с Андреем в «Салавате Юлаеве».

«С самого начала Василевский был максималистом»

— В сезоне-2012/13 вы пересеклись с Андреем в качестве игрока: для вас это был последний сезон, а для Василевского — первый в составе основной команды. Каким он вам запомнился?

— Он был голодным до работы молодым человеком, который хочет и может работать. Это было основное.

— Воспринимали ли его как конкурента?

— Отчасти я уже был готов к тому, что моя карьера близится к завершению, поэтому смотрел на него немного под другим углом. Не с позиции партнера по команде, а с позиции тренера.

— Каким Андрей был в коллективе? Стеснялся ли старших, держался ли в стороне?

—Да нет, он общительный парень. Из хоккейной семьи, поэтому уже был пропитан хоккейным духом. Не сказать, что Андрей кого-то стеснялся — он с уважением относился к старшим и прислушивался к ним. Жил по законам команды, и на начальном этапе для молодого человека, который приходит в профессиональную команду, это самое главное.

— Болельщики и журналисты видят только матчи. А много ли молодой Василевский пропускал на тренировках?

— Честно говоря, не считал. Но у него не отнять того, что он старался поймать все. Когда я уже стал тренером, то часто говорил о том, что поймать все — невозможно, но нужно максимально стараться пропустить как можно меньше. С самого начала Василевский был максималистом и по сей день остается им.

— То есть желание поймать все остается с ним до сих пор?

— Если бы оно ушло, он бы не добился таких высот.

— Брат Андрея Алексей рассказывал, что он с юности очень профессионально относился к тренировочному процессу в плане заминки, велосипеда после игры. Вам это запомнилось? Отличался ли он в этом от своих сверстников?

— Он первым приходил в раздевалку, и последним из нее уходил. Для молодого игрока это очень показательный момент. Юношеский максимализм до сих пор с ним, и на тот момент это было очень показательно.

— Когда вы с ним начали работать, он уже участвовал в международных турнирах, его выбрали в первом раунде драфта НХЛ. На ваш взгляд, в тот момент ему удавалось оправдать все авансы, которые ему выдавали?

— Андрей оправдывал их, и его потенциал был виден. Начиная от габаритов, физической развитости и здоровья и заканчивая стремлением ловить все шайбы. Давать авансы — это одно, но Андрей при этом продолжал работать и стремиться к чему-то. Этого у него не отнять.

— Сейчас голкипера молодежной сборной России Ярослава Аскарова называют новым Василевским, и создается устойчивое ощущение, что ему эти разговоры не идут на пользу. Андрея в свое время называли новым Третьяком, и приходилось ли вам как-то оберегать его от всей этой шумихи вокруг него?

— Он сам очень здорово справлялся с этим. Андрей не обращал внимания не те дифирамбы, которые пели ему в прессе. Насколько я знаю, он даже инстаграм-аккаунт только недавно создал. Это значит, что все это время Андрей был сфокусирован на семье и своем любимом деле. Он не распылялся. И эта сфокусированность на работе до сих пор дает положительный результат.

«Андрей показал, каким должен быть хоккеист, который только приходит в команду КХЛ»

— Если возвращаться к сезону-2012/13 — вы понимали, что он будет для вас последним? Или принимали окончательное решение о продолжении карьеры уже после окончания чемпионата?

— Скажем так, по ходу сезона осознание пришло, что уже пора.

— Вы держали в голове, что хотите стать именно тренером?

— Естественно, держал это в уме. У меня подрастал старший сын (вратарь системы «Коламбуса» Даниил Тарасов. — Прим. Sport24), и на протяжении нескольких последних сезонов своей карьеры я выходил на тренировки команды сына. Мне было это интересно, и хотелось попробовать, мое это все-таки или нет. Получилось так, как получилось.

— От кого поступило предложение поработать тренером именно в главной команде «Салавата Юлаева»?

— От руководства клуба.

— Согласились без раздумий?

— Думать надо всегда. Но уже в процессе последнего сезона меня посещали мысли, что когда-то все равно придется заканчивать с хоккеем. Поэтому больших колебаний не было. Но подумать все равно пришлось — необходимо было осознавать, что это ответственный шаг. Сначала ты играешь с ребятами, а уже через несколько месяцев ты предстаешь перед ними в совершенно другой роли.

— Андрей сразу же начал воспринимать вас как тренера, быстро нашли общий язык? Или был период, когда вы притирались друг к другу?

— Он очень коммуникабельный и открытый парень. Поэтому времени на притирку не понадобилось. Как я уже говорил, он из хоккейной семьи, поэтому воспринимал это как должное. В хорошем смысле этого слова. Благодаря тому, что мы уже были знакомы, нам удалось сэкономить достаточно много времени, которое мы использовали для плодотворной работы.

— Важный и ключевой момент на раннем этапе карьеры Андрея заключался в том, что «Салават» расстался с вратарем Ииро Таркки. Как это происходило? Советовались ли с вами?

— Это решение было коллегиальным. Все высказали свое мнение, и с Таркки пришлось расстаться. Решили, что Василевскому можно дать шанс — было только начало сезона, запас по времени был, поэтому стоило попробовать. Посмотреть, как парень будет расти и развиваться. И от этого уже строить какие-то дальнейшие решения.

— Расторжение контракта с Таркки случилось по ходу сезона. Но еще на предсезонке вы видели предпосылки к тому, что Андрей сможет переиграть опытного финна и в дальнейшем вы сможете обойтись без легионера на последнем рубеже?

—То, что Василевский быстро прогрессирует, было видно. Другой момент, что задачи у команды были достаточно большие. Да, Андрей здорово развивался и прогрессировал, но остро стоял вопрос психологии. Сможет ли он нести бремя основного вратаря? И сезон показал, что он не только развивается как игрок и вратарь, но и может обеспечивать результат команды, которая борется за высокие места.

Да, на начальном этапе приходилось с ним беседовать и поддерживать. Но в конечном итоге все это вылилось в то, что по ходу сезона мы получили воспитанника, который стал первым номером клуба. Все звезды сошлись. Вырос очень хороший парень. Мне повезло на начальном этапе своей тренерской карьеры работать с ним. Может быть, он и задал весь тон моей карьере — Андрей показал, каким должен быть хоккеист, который только приходит в команду КХЛ.

—Можно ли сказать, что вы и своего сына, и других вратарей, с которыми встречаетесь по ходу тренерской карьеры, «лепите» по образу и подобию Василевского?

— Каждый человек индивидуален. Просто в такой ситуации невольно идет сравнение относительно того, как молодой игрок, приходящий из команды МХЛ или ВХЛ, должен демонстрировать свой профессионализм, свое желание и стремление. На начальном этапе это залог успеха.

«Андрей взял билет в одну сторону и уезжал с твердым намерением играть в НХЛ»

— Был ли первый опыт плей-офф в карьере Василевского стрессовым для него?

— К своему первому плей-офф он подошел уже готовым. По ходу сезона мы с ним постоянно разговаривали, общались, и в плане психологии он развивался. При это нельзя забывать, что на международном уровне, пусть и молодежном, у него был огромный багаж опыта. В том числе благодаря которому он смог так нагло и уверенно зайти в лигу. Разумеется, были некоторые моменты, которые нуждались в небольшой корректировке — в частности, психология. В силу возраста для него это было нечто новое и интересное.

По ходу сезона мы с ним разговаривали о том, что в команде есть опытные игроки, для которых этот плей-офф может стать последним в карьере. У него была ответственность и перед командой, и перед самим собой. И он правильно отнесся к этой информации. Он осознавал эту ответственность перед командой и партнерами. Наш общий труд по ходу сезона в итоге вылился в очень хороший результат в плей-офф.

— А как сама команда реагировала на то, что у них в воротах играет парень, которому нет еще и 20 лет?

— Он постепенно заслужил доверие своей работой и тем результатом, который он давал. Ближе к старту плей-офф все партнеры Андрея уже относились к нему не как к молодому вратарю, а как к голкиперу, который может обеспечить результат. На поле его все воспринимали первым номером команды. Да, в раздевалке, в непринужденной обстановке, он по-прежнему был молодым парнем. Но на льду все менялось. При этом все партнеры всегда его поддерживали.

— Спокойно ли вы отпускали его в НХЛ? Была ли уверенность, что он сможет там сходу заявить о себе?

— Мы общались с ним на эту тему. Я дал ему понять, что какое решение бы он ни принял, я буду уважать его и поддерживать в дальнейшем. Но невозможно было предсказать, пойдет у него сразу же или нет. Главное, что он принял это решение. И за счет работы и терпения сделал так, что это решение было правильным.

—Ожидали ли, что он так мало времени проведет в АХЛ?

—По-видимому, он настолько впечатлил тренерский штаб своей работой, что те решили дать ему определенный кредит доверия. И он его полностью оправдал. Тяжело сказать, как все было на самом деле, потому что меня там не было. Но наблюдая за тем, как он вырос в дебютном сезоне за «Салават», я уже не удивился. Да, там совершенно другая страна, свои законы и критерии отбора, но он сумел достичь успеха.

—В свое время вы ездили в систему «Монреаля», как-то проецировали ту поездку на отъезд Андрея? Может, предупреждали его о чем-то?

— С того момента, как я сам пробовал себя за океаном, уже очень многое поменялось. Возможно, теперь молодые игроки едут в НХЛ с несколько другими целями и желаниями. Андрей взял билет в одну сторону и уезжал с твердым намерением играть там. А я ехал просто попробовать — получится или не получится.

«Андрей сказал, что я тоже приложил свою руку к его «Везине"»

— Удавалось ли вам поддерживать отношения и следить за игрой Василевского после отъезда за океан?

— Мы с ним до сих пор общаемся, когда есть свободное время. Чему я несказанно рад. Когда он приезжает в Уфу, по возможности мы с ним обязательно встречаемся. И надеюсь, будем встречаться в дальнейшем.

— Был ли какой-то памятный звонок от Андрея в тяжелый для него момент, или наоборот, в момент триумфа — все-таки у него две победы в Кубке Стэнли?

— Перед тем сезоном, когда он взял «Везину», мы с ним встречались, и очень много разговаривали. Совместными усилиями составили ему план тренировок. И когда он получил «Везину», я отправил ему поздравление, и в ответ Андрей мне сказал, что я тоже приложил свою руку к этому успеху. Это очень приятно.

—Расскажите, как Андрей за эти годы изменился как человек и как вратарь?

В профессиональном плане он продолжает развиваться. Причем развиваться именно в ментальном плане. Он заматерел, и теперь груз ответственности и бремя лидерства на него не давит, а наоборот, мотивирует. Андрей не мирится с тем, что есть, а пытается добиться большего. В человеческом плане он взрослеет — у него семья, ребенок. Но он так и остался непосредственным и очень человечным.

—Можете выделить те качества, которые делают Андрея лучшим вратарем мира?

—Несмотря на все свои достижения и регалии, он остается настоящим человеком. Это основной момент, который заставляет уважать этого человека и спортсмена.

—Как известно, идеальных спортсменов не бывает. Видите ли вы сейчас, в чем Андрей еще может прибавить?

—А это уже совершенно другая история. Но всех карт нельзя раскрывать.

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle
Загрузка...

Еще новости:

Читайте на Sportsweek.org:

Другие виды спорта

Блог сайта «Будни мужчин. Все что нам интересно - про политику, ремонт и обо всем остальном.»