Фигурное катание
Добавить новость
Новости

Интервью Олега Матыцина ТАСС

Интервью Олега Матыцина ТАСС
Министр спорта Олег Матыцин в интервью ТАСС подвел итоги уходящего года для российского спорта, рассказал о проделанной ведомством работе, поделился впечатлениями от посещения чемпионата страны по фигурному катанию и объяснил свое видение проблемы подготовки кадров.

— Олег Васильевич, самое время подводить итоги года. С каким чувством провожаете 2021-й?

— Итоги года оцениваю достаточно позитивно и с надеждой смотрю в год следующий. Мы решили очень сложную задачу — успешно выступили на Олимпийских и Паралимпийских играх, пусть было непросто и с подготовкой, и с организацией работы баз, и с перелетами, и с ПЦР-тестами, и с совсем непривычной логистикой.

Считаю, что мы справились с ситуацией на международной арене по борьбе с допингом в спорте, соблюдению Конвенции ЮНЕСКО, взаимодействию со Всемирным антидопинговым агентством (WADA) и Международной ассоциацией легкоатлетических федераций (World Athletics). Не буду торопить события, этот груз ответственности продолжает оставаться, поскольку до окончания санкций еще год. Но свободное дыхание у российского спорта появилось. И нам не надо ничего никому доказывать. Мы сами себе ставим задачу — у нас должен быть чистый спорт, каким он в основном и был.

Россия в это сложное время провела очень много очных международных мероприятий. Чемпионат мира по пляжному футболу, признанный лучшим за всю историю его организаций, Всемирные игры СНГ, форум "Россия — спортивная держава". Международная федерация волейбола подтвердила, что мы можем проводить мужской чемпионат мира, и это хороший знак. И такое положение на международном уровне — серьезное достижение.

Вижу мощный посыл в плане развития спорта в регионах. В плане централизации мы хотим сделать методические рекомендации, как выстраивать отношения с регионами: взаимодействие с региональными министерствами, муниципальными органами власти. С федерациями был непростой диалог по вопросу выделения субсидий, но практически со всеми из них мы находим понимание и видим, что восприятие Министерства спорта стало более правильным. Мы — федеральный орган исполнительной власти, и мне очень хотелось бы, чтобы эта роль была всем понятна.

Недочетом предыдущих лет было то, что были разнонаправленные действия разных структур: Минспорта, Олимпийского комитета России, федераций. Поэтому наш имидж в международном сообществе и внутри страны был не очень правильным. И в следующем году задачей является укрепление позиций министерства как органа управления, осуществляющего государственное регулирование и координацию всей сферы спорта.

— В этом году вы много работали и в вопросах законодательства.

— Мы очень много работали с Думой, и Вячеслав Володин (председатель Госдумы — прим. ТАСС), когда выступал по итогам года, из десяти проектов отметил и наш — о налоговом вычете, он был одним из самых важных. Привлечение людей к занятиям физической культурой, развитие массового спорта — очень важные, стратегические задачи министерства. Считаю, мы, как и Минздрав, должны отвечать за здоровье людей.

— Словосочетание "цифровая трансформация" сферы спорта пока еще остается чем-то из будущего для большинства населения. Что нас ждет в этом отношении в 2022 году?

— Сейчас готов прототип информационной системы, которая начнет полноценную работу уже в 2022 году. Она соберет многочисленные разрозненные данные спортивной отрасли в единую электронную базу, позволит сделать более объективным анализ статистики по количеству граждан, систематически занимающихся физической культурой и спортом.

Иногда высказывается такое мнение: сейчас все оцифруем, и все начнут заниматься спортом. Здоровье не оцифруешь, а благодаря этой системе мы можем получить объективную картину. Система станет эффективным инструментом, чтобы отслеживать в том числе результаты нашей работы по привлечению населения к занятиям спортом.

— Также это был первый год реализации Стратегии развития спорта до 2030 года.

— Если говорить о национальной цели — вовлечении не менее 70% граждан нашей страны в занятия спортом, то сейчас можно отметить наибольший прирост в группе граждан среднего возраста, а в целом показатель на конец года составляет 46,5%.

В рамках федерального проекта "Спорт — норма жизни" в 2021 году введено в эксплуатацию 77 объектов спорта, в том числе три крупных дворца спорта — в Калуге, Самаре и Саратове, а также 22 физкультурно-оздоровительных комплекса, восемь бассейнов, четыре крытых тренировочных катка и 40 открытых спортивных площадок шаговой доступности.

— Были ли какие-то новые инициативы федерального уровня?

— Уже разработана и утверждена новая стратегическая инициатива правительства в сфере физической культуры и спорта "Бизнес-спринт", она направлена на развитие спортивной инфраструктуры, планируется привлекать для ее создания частных инвесторов. Общий объем финансирования программы на 2022–2024 годы составляет 16 млрд рублей, в том числе 9,1 млрд рублей — это дополнительные средства федерального бюджета, выделенные на поставку оборудования для создания "умных" спортивных площадок и быстровозводимых модульных спортивных сооружений.

— Судя по спортивному календарю, большой спорт восстанавливается после ковидных ограничений?

— Наши спортивные федерации, руководители спортивных регионов и представители Минспорта проделали большую работу. И да, сейчас действительно можно говорить, что российский спорт выздоравливает после ковида, количество соревнований и мероприятий сегодня аналогично уровню показателей 2018 года, а количество отмененных — менее 1%. Для сравнения: в прошлом году было отменено более 50% соревнований.

— Один из результатов — весьма достойное выступление в Токио?

— В том числе. И оно действительно было достойным, успешным. Но сейчас мы мыслями уже на Играх в Пекине.

— Вижу, что вы активно следите за национальным отбором на Олимпиаду. Приезжали даже на чемпионат России по фигурному катанию в Санкт-Петербург. Поделитесь эмоциями?

— Так много фигурного катания я давно уже не смотрел (смеется). И то не все — в Санкт-Петербурге видел целиком соревнования спортивных пар и женское одиночное катание. Гордость, конечно, переполняет. Но главное в другом, главное, что есть конкуренция — в "Хрустальном", где работает группа Этери Георгиевны Тутберидзе, питерская школа тоже очень хорошая.

— Этот сезон — олимпийский, и травм у спортсменов немало. И я сейчас говорю не только о фигурном катании, но здесь все больше на виду — сначала Саша Трусова, потом ужасная история с Дашей Усачевой и ее искаженное болью лицо на всю страну, не так давно Алена Косторная со сломанным пальцем. Допустим, палец в большей степени можно связать с обидной случайностью, но многие травмы приходят постепенно, становясь следствием чрезмерных нагрузок. А речь идет фактически о детях. Нужно ли в данном случае ужесточать требования к УМО (углубленному медицинском обследованию — прим. ТАСС)?

— УМО показывает, что можно, а что нельзя, в каком состоянии человек находится. Да, нагрузки в фигурном катании колоссальны. Помимо того что идет большая нагрузка на ноги и спину, тренироваться приходится на льду. У Этери Тутберидзе в "Хрустальном" — огромный поток, жесткий режим конкуренции и при этом супермотивация, ведь спортсмены, которые попадают в ее группу, максималисты. Конечно, в какой-то момент здоровье уже перестает быть приоритетом, когда во главе всего встает результат. Да, об этом можно спорить, но на самом деле так почти в любом виде спорта.

— Но помимо группы Тутберидзе на чемпионате России было представлено немало тренерских школ.

— Чем больше тренеров будет появляться, чем выше будет конкуренция, тем лучше. Главное, чтобы среда была здоровой.

— Мы все были свидетелями трогательной сцены вашего общения с Тамарой Москвиной после победы ее учеников.

— Да, Тамара Николаевна — уникальная. У нее же первый чемпион появился еще в 1981 году, 40 лет прошло. При этом она не замыкается на фигурном катании, увлекается и театром, и музыкой. И все ученики очень трепетно к ней относятся.

— Как в целом оцениваете положение дел в фигурном катании?

— Понятно, что с женским одиночным катанием у нас все отлично, но вот у ребят ситуация иная. Сейчас поступило предложение возродить в Санкт-Петербурге школу мужского одиночного катания. Местную федерацию возглавил Антон Сихарулидзе, и видно, что он хочет исправить ситуацию. Ресурсы, в том числе финансовые, есть.

— Сколько наград наши фигуристы могут принести на Олимпиаде? Давайте помечтаем.

— Помечтать можно и о трех золотых. Есть серьезная конкуренция в лице китайских пар. Будет сложно. Так что мечтаем о трех, но реальная задача — завоевать две. В командном турнире мы должны выиграть, главное, чтобы мальчики не подкачали.

— Хоккей. Национальная хоккейная лига (НХЛ) долго держала нас в ожидании, но все-таки решение принято — игроки лиги на Олимпиаду не едут.

— Нет никакой трагедии в том, что энхаэловцы не поедут. Если говорить в целом о сборной команде, а не только о результате, то такой шанс для ребят и вообще для сборной воспринимается в позитивном ключе. Они сейчас уже понимают, какая на них ответственность. 22 января заедут в Новогорск и будут тренироваться и сыгрываться этим составом. Сейчас они отыграли достаточно хорошо Кубок Первого канала, есть слабые звенья, но надо понимать, что у конкурентов схожие с нами проблемы.

Очень многое зависит от тренерского штаба, не должно быть никаких ошибок. У тренеров должно сложиться четкое понимание задач. Для ребят же мотивационный фактор на будущее — та же система, что играет здесь. Сильнейшие выступают на Олимпиаде. Как в любом виде спорта.

Если правильно подвести и смотивировать игроков, если тренеры будут очень жестко и максимально ставить задачи, то шансы на хорошую игру есть.

— Ни для кого не секрет, что сейчас федерация и сборная — они, конечно, две важные части одной хоккейной семьи, но практически не имеющие друг к другу отношения.

— Можно дискутировать на эту тему, и я лично сторонник максимальной централизации управления. Когда идет разновекторное развитие ситуации, то это неэффективно. Сборная не должна являться неким автономным звеном в системе и цепи развития хоккея с теми традициями, которые у нас есть в этом виде спорта, с теми инвестициями, в частности государственными программами, которые сейчас есть, десятками миллиардов, направленных на подготовку кадров, строительство спортивных сооружений.

Специалисты говорят, что, к сожалению, пока ни в футболе, ни в хоккее у нас нет единой методики. Есть федеральные спортивные стандарты, но нет методики единой подготовки хоккеистов и футболистов в разных школах. И из-за этого проблемы возникают, в том числе и на уровне сборной, потому что приходят спортсмены с разным пониманием игры, с разной культурой. И быстро создать команду из них не получится.

— И как это привести к единому знаменателю?

— Чем отличаются наши футбол и хоккей от западного подхода — там единая методика, и у спортсменов достаточно представлений о тактике и стратегии, у них схожий уровень игры и четкие стандарты. Если этого нет, то очень сложно говорить о системе. У нас может прорваться талантливый спортсмен, но в командных видах это не работает на перспективу.

— А в индивидуальных? Например, в биатлоне? Что делать, если мы так жестко в нем проседаем?

— Надеяться, верить, ждать и работать. Если говорить об Олимпийских играх, то надеяться на чудо. Ярких перспектив на победу не видно, но все возможно.

А с точки зрения выстраивания систем, сломать все очень легко, а восстанавливать — очень тяжело. И опять же, начинать нужно с подготовки тренеров. Во многих видах спорта нужно создание внутренней конкурентной среды. В фигурном катании она есть, есть тренерские школы и конкуренция, но во многих других видах спорта этого нет. И тренеры, во-первых, между собой не общаются, нет тренерских конференций, нет связи с университетами.

В биатлоне вообще намного сложнее — там надо стрелять, поэтому большое значение имеет психология, морально-волевая подготовка. Продолжая разговор о жестком централизованном управлении выстраивания структуры "главный тренер — старший тренер". Не должно быть так, когда тренируются все по группам. Да, наверное, это дань времени в лыжах, в биатлоне, когда больше осуществляется индивидуальная подготовка.

На заключительных этапах, когда идет подведение итогов, все собираются вместе. Но когда мы говорим о национальной системе, то здесь у федерации должна быть четкая программа на все этапы тренировочных мероприятий. Понятно, что она должна быть значительно инвестирована, обеспечена соответствующей инфраструктурой. Сейчас, судя по результатам, надежда на призы есть.

— Каковы планы на лыжные гонки?

— В планах — одна золотая медаль.

— Если говорить о нашей сборной в целом, на что рассчитывать? Какова статистика?

— Мы провели анализ чемпионатов мира прошедшего сезона, нашими спортсменами завоевано 40 медалей: 11 золотых, 12 серебряных и 17 бронзовых. На чемпионатах Европы наши команды завоевали 18 медалей: 8 золотых, 3 серебряных и 7 бронзовых, заняв второе место в неофициальном общекомандном зачете. На первом — Нидерланды, на третьем — Германия. На первенствах мира у нас 44 медали — 20 золотых, 8 серебряных, 16 бронзовых, и в неофициальном общекомандном зачете это первое место. Поэтому прогнозы в целом оптимистичны.

— Мы много говорим о программах развития футбола — Российский футбольный союз (РФС) совместно с Минспортом такую развивает. Может, в чем-либо подобном нуждаются и федерации по олимпийским видам?

— Программы развития есть в каждом виде спорта. Такие инвестиции, как часть государственной программы развития физической культуры и спорта, пока туда не попадают. Поскольку любая программа имеет минимум три составляющих: инфраструктура, подготовка и повышение квалификации кадров, материально-техническое обеспечение и сама организационная составляющая проведения соревнований. Так или иначе, в каждом из видов спорта такая программа есть.

Другое дело, что такой многомиллиардной программы нет. То, что мы сейчас хотим сделать на уровне сборных команд, — в ближайшее время обеспечить подготовку на территории России, чтобы были современные условия для сборных команд по всей стране. В разных климатических зонах, высотных зонах. Чтобы сборникам не нужно было искать места за рубежом, а имели возможность готовиться в своей стране на базах такого же уровня.

Медицинское обеспечение, питание — все эти аспекты есть в каждой из программ развития. Мы понимаем, что государство полностью не может взять на себя регулирование аспектов подготовки. Строить, готовить кадры — это в основном, конечно, наша задача. Но что касается организации соревнований и технического обеспечения, у федераций сейчас достаточно много ресурсов. В частности, через получение дополнительных доходов от отчислений букмекеров и от привлечения партнеров. Нужно принимать долгосрочную отдельную программу по всем видам спорта.

Даже к Парижу-2024 уже поздно, если по летним видам — то это к Лос-Анджелесу-2028, а по зиме — к Италии-2026. Надо понять, что мы хотим, какие у нас задачи. К примеру, в легкой атлетике у нас выделили три группы спортсменов. Первая — это спортсмены, которые реально имеют шансы на успех и попадают по возрасту, физической подготовке. Вторая группа — ближайший резерв сборной, и третья — это такой более широкий массив, с которым мы будем работать на перспективу и создавать платформу, фундамент развития вида спорта. И мы четко должны понимать, какие цели стоят в каждом из сегментов.

Государственная программа рассчитана не только на результат, но и на долгосрочное развитие. Когда мне говорят, что у нас нет катков и полей, это не соответствует действительности. Полей у нас очень много, катков тоже. Здесь вопрос в качестве работы тренеров, прежде всего в науке, педагогике, культуре, стандартизации всех этих подходов. Без всего этого финансовая поддержка государства не даст результата.

— Чтобы закрыть тему футбола, как оцените результат нашей команды по итогам первой части отборочного турнира чемпионата мира и работы главного тренера команды Валерия Карпина? Один из депутатов предложил оштрафовать футболистов за плохую игру.

— Конечно, в сборной не удовлетворены тем, что мы заняли второе место в отборочной группе. Остается надежда на стыковые матчи в марте. И это единственная возможность отобраться в финальную часть. Работу Карпина стоит оценивать по результату. Командная игра сборной ощущается, но по результату, как я уже сказал, полной удовлетворенности нет. Посмотрим по финальному итогу.

Очень сложно формировать сборные по игровым видам, поскольку игроки приезжают на сбор на два-четыре дня. Показатель сборной является развитием вида спорта, но это не всегда отражает то, что нам хотелось бы видеть.

— Вернемся к предыдущему вопросу. Вы говорили о роли тренера.

— Да, это действительно важный вопрос. Прежде всего, дело в нашей профессиональной системе подготовки кадров, университетов. Над качеством подготовки, качеством тренеров в нашей стране необходимо работать, так же как и работать над структурированием системы лицензирования тренеров. Если брать футбол, есть государственная система подготовки тренеров, и есть система лицензирования РФС, Международной федерации футбола (ФИФА), Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА). Они не всегда соотносятся — выпускник, который получает диплом государственного образца, не может работать в определенных звеньях РФС. Их необходимо унифицировать, приводить под единый стандарт. И тогда у человека, который приходит работать в спортивную школу, тоже должны быть единые стандарты, к чему он должен стремиться, планировать подготовку по разным разделам. Если все элементы разные, то это нельзя назвать системой.

— Работает ли сейчас какой-то контрольный орган для мониторинга работы тренеров? Диплом дипломом, но ситуации разные бывают. Если дело до поборов доходит, то о каком развитии спорта может идти речь?

— По вопросу поборов необходимо обращаться в соответствующий контрольный орган — полицию, прокуратуру. Культура деятельности тренеров претерпевала изменения, причиной стали разные факторы — экономические, социальные. Критерий эффективности работы тренера — результат. Поэтому каждый тренер стремится, чтобы его ученик так или иначе, за счет каких-то ресурсов получил этот результат. И родители, которые приводят ребенка, тоже начинают стимулировать получение этого результата. Здесь вопрос не только в контроле. Возьмем любую ситуацию, например допинг. Задача в том, чтобы сформировать внутреннюю культуру, ответственность, нетерпимость к допингу. И задача тренера в том, чтобы дать ребенку такую систему подготовки, чтобы он без допинга добился результата.

Мы хорошо выступили на Олимпийских играх в Токио. Без допинга. Да, требуется время, чтобы изменить менталитет, но задача государства в том, чтобы создать условия и обеспечить социальные гарантии тренерам. Не только минимизировать риски, но и сделать общей задачей федерации и общественных организаций формирование культуры неприятия такого неблаговидного поведения тренеров. В одиночку мы не сможем сделать это. У нас есть система контроля, лицензирования, аккредитации федерации. Мы можем выстроить такой порядок взаимоотношений, но он сам по себе ничего не решит.

— Как и где случился перекос?

— Недостаток системы подготовки кадров в том, что у нас утратилась связь кафедр и федераций. Специалисты, которые преподают на кафедрах, к сожалению, не всегда вовлечены в реальный спорт. И они далеки от реальной деятельности федераций. Есть научные статьи, образовательные программы, но люди, которые читают лекции, не находятся в тесном взаимодействии с реальными спортивными функционерами. Особенно это касается университетов вдалеке от Москвы и Санкт-Петербурга. Ключевая задача сейчас — ставить на кафедрах людей, которые обладают опытом и знаниями. Необходимо найти таких людей, которые не только имеют практический опыт, но еще и умеют его передать, читать лекции и вести занятия. Развивать материально-техническую базу для проведения практических занятий.

Раньше, когда я учился, у нас преподавали Анатолий Владимирович Тарасов, Сергей Михайлович Вайцеховский. Игорь Арамович Тер-Ованесян читал лекции по легкой атлетике, Алексей Сидорович Медведев был заведующим кафедрой тяжелой атлетики. Конечно, это совсем другая мотивация для студентов и тренеров. У нас изначально так формировался вуз, который стал кузницей кадров. В спорте без личностей ничего не сделаешь.

— Что тогда пожелаете российскому спорту и спортсменам в Новый год?

— В этом году мы отмечали юбилей нашего хоккея — 75 лет, это наша история. Желаю, чтобы мы более уважительно относились к своему прошлому, не отделяли российский спорт от советского, чувствовали ответственность за то, что было до нас, сохраняли традиции и развивали спорт на благо наших людей.

Всегда привожу пример: в цепи есть прошлое звено, будущее, а мы посередине. Цепь разорвется, если мы не будем понимать, что было в прошлом, и гордиться им, не чувствовать ответственность за то, что мы здесь находимся и что мы делаем для будущего. И от нас зависит, насколько мы передадим этот опыт. Надо думать уверенно, надежно, смело, двигаться в команде и побеждать, а также быть здоровым.

Приведу здесь фразу моего знакомого: "Миллион — это единичка и шесть нулей. Единичка — это здоровье, а нули — это все ваши мечты, проекты, стратегии, концепции. Если вы единичку уберете, все остается нулями. И надо думать не только о физическом, но и о духовном здоровье".
 

Вероника Советова

Фото: Алексей Майшев
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle
Загрузка...

Еще новости:

Читайте на Sportsweek.org:

Другие виды спорта